Судя по официальным данным, распространение ВИЧ в России удалось взять под контроль. Ежегодный прирост новых случаев ВИЧ-инфицирования снизился с 12% до 2%. Сейчас лечение получает чуть больше 50% ВИЧ-инфицированных россиян. Однако уже к концу года Минздрав планирует охватить лечением до 75% ВИЧ-положительных, а к 2020 году – до 90%.

Какова реальная ситуация с распространением и лечением ВИЧ-инфекции в нашей стране, и что необходимо сделать для ее исправления? Эти вопросы корреспондент портала «ЛекОбоз» задал руководителю Федерального научно-методического Центра по профилактике и борьбе со СПИДом, доктору медицинских наук, академику РАН Вадиму Покровскому.

Два способа повысить охват

– Вадим Валентинович, реальны ли планы Минздрава следующему году охватить лечением до 75% ВИЧ-инфицированных граждан, а к 2020 году – до 90%?

– Есть два способа увеличить охват пациентов лечением: повысить финансирование и снизить стоимость лечения одного пациента. В этом году на лечение больных ВИЧ-инфекцией Государственная Дума, видимо, по инициативе Минздрава, выделила не 17, а 21 миллиард рублей. К тому же Министерство здравоохранения стало само закупать лекарства для регионов. За счет закупки больших партий препаратов цену на лекарства удается снизить. Кроме того стало больше закупаться дженериков – не оригинальных препаратов, а их копий, часть из которых производится в России, это тоже ведет к снижению стоимости лечения. Надо полагать, что в ближайшие годы эти процессы будут продолжаться.

Однако снижать стоимость лечения только за счет применения дженериков – не правильно. Дженерики по определению – это устаревшие препараты, они снижают качество терапии. В странах северной Америки и западной Европы пациенты получают оригиналы, в некоторых странах дженерики даже запрещены. Правда, средняя стоимость лечения пациентов там значительно выше.

В России средняя стоимость лечения одного пациента сейчас достигает 80 тысяч рублей в год, но есть и дешевые схемы – 15 тысяч рублей в год, с применением самых дешевых препаратов первой линии, которые не всем пациентам подходят.

В Минздраве тоже понимают, что лечить только устаревшими препаратами нельзя. Несколько современных препаратов недавно были внесены в список жизненно важных и необходимых лекарств. Одними дженериками проблему не решить, тем более что рано или поздно пациенты должны переходить с них на препараты второй линии, более современные, ведь лечение пожизненное – со временем у пациентов накапливаются побочные эффекты, развивается устойчивость инфекции к старым препаратам, а новые, скорее всего, будут дорогими. Значит, увеличивать финансирование на закупку препаратов придется и дальше.

Масштаб проблемы

– А сколько сейчас у нас в стране ВИЧ-инфицированных?

– По моим данным, 380 тысяч находятся на лечении, а число зарегистрированных ВИЧ-позитивных приближается к миллиону – примерно 980 тысяч. И, видимо, до конца года превысит миллион. Это не считая тех 280 тысяч, что уже умерли.

В прессе можно встретить разные цифры о количестве лиц с ВИЧ. Миллион зарегистрирован Роспотребнадзором. Если где-то выявлен ВИЧ-инфицированный, информируются надзорные органы. Но придет ли этот человек в учреждения здравоохранения и встанет ли на учет, не понятно. Поэтому разница в подсчетах ВИЧ-инфицированных граждан составляет 20-30%. На учете в Минздраве сейчас находится – порядка 700 тысяч. Отсюда возникает вопрос: «Как считать процент охвата больных лечением?» Минздрав предпочитает считать процент от тех, кто встал на диспансерный учет. Но беспокойство вызывают как раз те, кто не встал на учет.

Они не получают лечение и могут распространять ВИЧ-инфекцию. Кто-то не приходит, потому что боится огласки, кто-то видит, что в СПИД-центрах большие очереди, потому что не хватает врачей. Иногда врачи принимают и по 50, и по 80 пациентов в день, и это резко снижает качество лечения.

Отсюда и другая проблема – нужна психологическая работа с каждым пациентом, чтобы все ВИЧ-инфицированные пожизненно принимали препараты. А врачи не успевают этим заниматься, и многие пациенты сходят с лечения. Значит нужно увеличивать штаты, и на это также нужно дополнительное финансирование.

Наш идеал – 90-90-90

– ООН в деле борьбы с ВИЧ ставит следующую цель: 90-90-90. То есть 90% людей с ВИЧ должны знать о своем положительном статусе, из них 90% должны получать терапию, и 90% принимающих препараты должны контролировать свою вирусную нагрузку. Что это значит – «контролировать нагрузку»?

– Если пациент регулярно принимает препараты, у него количество вируса в крови снижается до минимального уровня. Полностью уничтожить вирус мы пока не можем, но должны стремиться, чтобы те тесты, которые у нас есть, его не определяли. Есть такое понятие – «неопределяемый уровень», то есть мы знаем, что вирус есть, но он настолько неактивен, что наши тесты его не определяют. Такого состояния мы должны добиваться.

Считается, что ВИЧ-инфицированные, у которых в результате лечения вирус не определяется, минимально заразны даже для своих половых партнеров. Вот почему мир сейчас делает ставку на 90-90-90. Но и здесь кроется определенная проблема, потому что 90% от 90% и еще от 90% – это примерно 73%. Только 73% инфицированных будут не заразны. А оставшиеся 27% вирус будут распространять. Многие медики, в том числе и я, считают, что даже эти 90-90-90 не достаточны, чтобы остановить эпидемию. Надо использовать все методы профилактики, которые и раньше были известны, и применять новые. Но мы этого не делаем. Мы лишь пытаемся увеличить количество обследуемого населения. В прошлом году на несколько миллионов больше сделали тестов, чем в позапрошлом. Минздрав организует специальные акции. Был оборудован специальный железнодорожный состав, в котором посещал разные города России, приглашая всех пройти обследование на ВИЧ. Сейчас по городам России курсирует специально оборудованный для тестов на ВИЧ автобус.

– А что в этом плохого?

– Вопрос в том, кого обследовать? Можно обследовать школьников, старушек, которые идут делать операцию по удалению катаракты, – они тоже входят в эти миллионы обследованных. Число увеличивается, но качество снижается, потому что плохо обследуются такие группы, как наркопотребители. По-прежнему обследуются только те из них, кто состоит на учете. А вставать на учет наркозависимые не хотят, поэтому эта группа дает наибольшее количество новых инфицированных. Еще хуже обследуется группа мужчин, которые имеют секс с мужчинами. Мы не имеем прямых данных о том, как распространяется инфекция в этой популяции.

Кроме миллиона ВИЧ-положительных пациентов, которые зарегистрированы официально, есть еще несколько десятков тысяч человек, которые были выявлены анонимно.

– А какой смысл в анонимности? Лечиться-то анонимно нельзя.

– Если хочешь получать лечение бесплатно, ты должен зарегистрироваться и войти в так называемые регистры ВИЧ-инфицированных. В этом случае лекарства будет оплачивать уже государства, но и препараты самостоятельно выбрать уже не сможешь. А за свои деньги ты можешь лечиться самыми современными средствами. Уже есть одна клиника, которая оказывает услуги анонимного лечения для богатых пациентов.

Как считать проценты

– Еще два года назад, по словам министра здравоохранения Вероники Скворцовой, ежегодный прирост новых случаев ВИЧ-инфицирования был 10-12%, а сейчас 2%. За счет чего удалось добиться такого успеха?

– Вопрос в том, от чего высчитываются эти проценты? Допустим, в каком-то районе 10 лет назад была зарегистрирована одна тысяча человек инфицированных, потом выявили 100 новых, получилось 1100. 10% новых случаев. В следующий год выявили еще 100. Но прирост получился уже 9%, хотя реально он не изменился.

В последние годы получается парадокс: общее количество новых инфицированных по стране увеличивается, 3 года назад было 92 тысячи, 2 года – 100 тысяч, в прошлом году – 104 тысячи, а процент прироста уменьшается. На самом деле, количество выявленных новых случаев продолжает расти. Нет никаких признаков остановки эпидемии ВИЧ.

Новый подход к лечению

– В Министерстве здравоохранения подчеркивают, что в стране изменилось отношение к лечению пациентов с ВИЧ – раньше лечили только тех, у кого были определенные иммунные показатели, то есть, у кого болезнь находится уже не в начальной стадии, а сейчас лечат и тех, у кого ВИЧ был диагностирован недавно.

– Сейчас это общемировая практика – лечить сразу, как только выявили инфекцию. А по старой схеме, которая уже 5 лет не применяется за рубежом, мы лечили только тех, у кого иммунитет упал до определенного показателя, ниже 350 клеток CD 4.

Можно, конечно, говорить, что и мы теперь лечим по-другому, но все равно мы лечим только 380 тысяч пациентов, хотя у нас их миллион. Так что эти слова – только хорошее пожелание. Опять все упирается в деньги и в организацию.

– Но определенный прогресс все-таки есть?

– Прогресс есть: в целом процент инфицированных, получающих лечение, увеличился, хотя до целевых показателей еще далеко. Но в области профилактики у нас пока никаких результатов нет. Эпидемия продолжается.

 

Беседовала Марина Славина

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter